Подборка лучших высказываний, афоризмов и цитат Егора Летова по мнению зацитачено.ru. Надеемся что, среди подобранных нами жизненных высказываний, вы найдете нужную мысль.

Скользким узелком доpога затянулась, заpвалась.

А мою любовь я собственноручно освободил от дальнейших неизбежных огорчений. Подманил её пряником, изнасиловал грязным жестоким ботинком и повесил на облачке, словно ребенок — свою нелюбимую куклу.

Человек воспитанный играет так, как он воспитан. А мы люди невоспитанные и можем и джаз играть, и рок, и панк. Можем и минимальную музыку играть, и шумовую.

 Запрятанный за углом.

Жизнь для меня это непрекращающийся поиск, добывание новых книг, музыки, фильмов, «переваривание» их, переживание и возможная отдача, либо — «в закрома».

Каждый живой, каждый настоящий — вселенски, безобразно одинок. Только косоротая чернь бывает «вместе».

Каждый миг — передозировка на все оставшиеся времена.

Вкратце можно сказать, что вот такая у нас страна, испокон веку, во все времена, и никаких положительных изменений я не жду и другим не рекомендую ждать.
Детвора смеётся: в детских лицах — ужас.
До смерти смеётся, но не умирает.

Слишком далеко, чтоб дотянуться.

Я считаю, всё, о чём имеет смысл говорить — это только частности. Потому что всё, что касается обобщений — это очень вещь сложная и понимаемо только на уровне не людей, скажем, а каких-то других существ, которые над нами. Архетипов, может, каких-то.

Ну, я не знаю, что интересного про суицид рассказать, потому что я с собой не кончал, поэтому как бы опыта у меня мало в этом вопросе.

Это просто форма эпатажа, когда на людях появляешься в таком состоянии, когда непонятно, как можно на ногах-то держаться. Это тоже определенное разрушение канонов. Мы отнюдь не очкарики-интеллигенты, которые сидят дома, читают умные книжки и слушают умную музыку.

Люди сатанеют, умирают, превращаясь.

Свои подумали, что я чужой.

 Я иду по весенней воде.

Не бывает атеистов в окопах под огнём. Добежит слепой, победит ничтожный — такое вам и не снилось.

Анархия это такое мироустройство, которое лишь на одного. Двое — это уже слишком, безобразно много.

Очередь за солнцем на холодном углу.

Равнодушие — самое страшное, греховное, чудовищно непростительное из всего, что можно помыслить.

Шаги вперёд мне даются всё трудней. Каждый раз, когда заканчиваю работу над новой песней, кажется, что она последняя и дальше идти невозможно, но каждый раз впереди находится просвет.

Реальность такова, что о ней ничего путного сказать нельзя. Потому что любой ответ, любое какое-то суждение о ней — оно будет уже изначально как бы ограничено. Смертельно, стало быть.

Вселенская большая любовь — моя бездонная копилка в пустоте/ моя секретная калитка в пустоте/ моя волшебная игрушка в пустоте.

Мне ни разу не удавалось сделать то, что я хотел.

Чтобы было лучше, наденьте всем счастливым по терновому венку.

Лишь через мой весёлый труп.

Сторонникам порядка навреди как можно больше.

Я крайне замкнутый человек, любящий одиночество. Мне в обыкновенной маршрутке проехать — большое испытание, меня гнетёт такой опыт.

Сквозь огни, сквозь леса — на послушном ковре.

Мне смешно — я всё ещё не умер
Я вскрыл себе вены, словно чужое письмо
Я отрезал себе голову топором
Я отравил себя зловредным ядом
Я истыкал себя острым режущим предметом
Я подвесил себя на белой скользкой верёвке
Я застрелил себя калиберной пулей
И теперь мне смешно
ведь я так и не умер
но даже смешно.

 Ведь солдатами не рождаются, солдатами умирают.

Здесь не кончается война, не начинается весна, не продолжается детство.Некуда деваться — нам остались только сны и разговоры.

Людские массы текут мочою.
Они безлики,
Они бескрайни.

Пуля виноватого найдёт.

Каждый является каким-то видом или индивидуумом, главное вовремя сообразить и не ошибиться, кто ты есть. И жить по законам той разновидности зверя, который ты есть.

В это трудно поверить, но надо признаться: мне насрать на моё лицо.

Есть такие вещи в жизни, постигая которые, сталкиваясь с ними, понимаешь — и после этого очень трудно продолжать жить, оставаться — или становиться — человеком. К подобному состоянию, видимо, относится большинство деятельных людей, которые идут в «солдаты удачи», в наемники, в альпинисты, в наркоманы, творческие люди вообще. Четвертое и последнее состояние — огненное, это уже смерть. Или святость.

В бессмысленном калейдоскопе дней.

Я, знаете, очень пессимистически настроен — как-то вот не верю в то (а тем более после того, что содеяно), что всё человечество разом внезапно поумнеет и начнёт жить по-другому. Единственная надежда — на то, что выживут хотя бы несколько хороших людей, ЖИВЫХ людей. Но я думаю, что они просто возникнут как новый этап эволюции, может, это будут вовсе и не люди. Жизнь всё равно продолжится — смерти нет.

И по возможности я хотел бы больше с человечеством дела не иметь вообще никогда.

Ни один католик не позволит себе быть Христом, а я вот открыто могу заявить, что внутренне я истинно таков, как возносящийся Христос на картине Грюневальда!

Ты молчи, что мы с тобой гуляли по трамвайным рельсам — это первый признак преступления или шизофрении.

Любая догма – это страшно.

Сейчас Россией вообще никто не командует – вот в чём беда России. Россией командовать – это нет… Россией попробуй покомандуй. Попробуй мной покомандуй. А я тоже Россия.

Шаги вперёд мне даются всё трудней. Каждый раз, когда заканчиваю работу над новой песней, кажется, что она последняя и дальше идти невозможно, но каждый раз впереди находится просвет.

 Полную яму врагов народа я укрою сухим листом.

Чтобы стать хорошим поэтом, не нужно учиться поэзии. Система образования нужна тем, кто конкретно собрался работать, например, врачом. В школе учился нормально, и если б надо было, поступил бы хоть куда. Хоть в Оксфорд. Я добиваюсь того, чего хочу, и нет таких препятствий, чтобы достичь любой цели вообще, и это каждого касаемо. И поэтому каждый получает ровно то, чего ему и надо. То, что называется, «так ему и надо».

Жизнь для меня это непрекращающийся поиск, добывание новых книг, музыки, фильмов, «переваривание» их, переживание и возможная отдача, либо — «в закрома».

Сладкие конфеты минутных послаблений.

Монетка упала третьей стороной.

Ведь петля затянулась, потолок задрожал.

Я никогда не был противником коммунизма, именно настоящего коммунизма, каким он должен быть. Коммунизм — это Царство Божие на Земле.

Просто лишь когда человече мрёт — лишь тогда он не врёт.

Надо радоваться, как мне кажется. Надо радоваться солнцу. Надо радоваться тому, что живой, солнечный. То, что у тебя солнышко в сердце. Для меня это самое главное.

А моей женой накормили толпу, мировым кулаком растоптали ей грудь, всенародной свободой растерзали ей плоть. Так закопайте ж её во Христе!

Никто не хочет всех спасти и быть за то распятым.

Вселенская большая любовь — моя бездонная копилка в пустоте, моя секретная калитка в пустоте.

Вечная весна в одиночной камере.

Главное, что дождик унёс соринку.

… человечество конкретно себя добивает.

 Совсем оторван, я весь оборван.

Для меня вообще нет понятий добра и зла. У меня есть исключительно понятия красиво-некрасиво и правильно — неправильно. Причём именно для меня и в данный момент.

Пластмассовый мир победил, макет оказался сильней…

Порочный запах засохшей рыбы.

Веселое время наступает друзья.

Я считаю, всё, о чём имеет смысл говорить — это только частности. Потому что всё, что касается обобщений — это очень вещь сложная и понимаемо только на уровне не людей, скажем, а каких-то других существ, которые над нами. Архетипов, может, каких-то.

На седьмой день ему всё остопиздело.

Веселится и ликует весь народ,
А я как будто
С войны вернулся.

И по возможности я хотел бы больше с человечеством дела не иметь вообще никогда.

Думал — встану во весь рост
Думал — упаду лицом
Думал — крикну во весь рот
Думал — утону в слезах

А вот тихо сижу и беззвучно молчу.

Хватит веселиться, хватит горевать.

Лишь слегка порезался, оказалось — наповал.
Наступил лишь одной ногой, а в говне уж по уши.

Вкратце можно сказать, что вот такая у нас страна, испокон веку, во все времена, и никаких положительных изменений я не жду и другим не рекомендую ждать.

Кто не покончил с собой — всех поведут на убой.
На то особый отдел, на то особый режим, на то особый резон.

Каждый живой, каждый настоящий — вселенски, безобразно одинок. Только косоротая чернь бывает «вместе».

Рок-н-ролл — это действительно народная музыка. Вообще всё, что делается честно, изо всех сил, отчаянно и здорово, — всё народное.

Распирает изнутри веселую гранату — чем всегда кончается вот такой стишок…Это знает моя свобода, это знает моё поражение, это знает моё торжество!

По больному месту — да калёным швом.

Все мы могли бы, но перестали давно — и заебись!

Задуши послушными руками.

Прилетит седьмая пуля
Угодит в твою башку
Тут и вспомнишь
Тут и скажешь —
Ну, ребята, вы даёте.

А вдруг всё то, что ищем, обретается при вскрытии.

Помимо всего, сейчас наблюдается вздорное, скверное и зловещее перенаселение человека на нашей планете, и приумножать его мне внутренний долг не велит. Скоро, кроме человека, на Земле вообще никого не останется, даже деревьев. Будем жрать друг друга.

Здесь нет завтрашнего дня. В любой момент тебя могут избить, ограбить, выкинуть в окно электрички инструменты… Издать какой-нибудь новый закон — и лишить тебя всего. В любой момент могут посадить, да и вообще убить без суда и следствия.

Но кто покинет явь помойной ямы ради снов?

В пустоте, да не в обиде.

Который день, который год.

Рождественский снег, бесноватый, кипучий
В лицо мне сбывается, мчится, торопится
Так мне и надо
Ведь всё, что мне надо
Навстречу само так и прёт.

Есть любовь не кого-то за что-то, а любить как дышать, как жить. Только в условиях нашей жизни как-то всё не то получается, а это, в общем-то, даже и нельзя.

Свернулся калачиком,
Облетел одуванчиком,
Отзвенел колокольчиком,
На всю оставшуюся жизнь.
Застенчивая ярость,
Кокетливая скорбь,
Игривое отчаяние,
На всю оставшуюся жизнь.
Вежливая ярость.

 Свято место не бывает без греха.

Никто не проиграл.

Солнечный зайчик взломал потолок.
Закатился камешек на гору.
Пряная косточка свежего горя
Верно и яростно канула
В янтарную лету заслуженного долголетия.

Любит народ наш всякое говно.

Всех объединяет одно желание.

У любви много разных лиц, но запомнить нам навек суждено одно, лишь одно. И тому на свете трудно прожить, кто не умеет любить.

Всю жизнь всеми своими действиями — и творчеством, и всем прочим — пытаешься доказать себе, что ты — не говно. Что ты — МОЖЕШЬ. Что ты «ХОРОШИЙ». Понимаешь, о чем я говорю? У меня постоянно так — доказываешь-доказываешь, что чего-то стоишь, что имеешь право на бытие, вылазишь-вылазишь из этого дерьма, и тут твои же близкие или сама реальность возьмет да и даст тебе понять: «ДА ТЫ ЖЕ — ГОВНО, ПАРЕНЬ!» Тут у меня тормоза и срываются.

Жизнь – это… Жизнь… Жизнь – это… Жизнь – это единственное, это единственное чудо, по-моему, которое на Земле существует вообще. Совершенно необъяснимое и непонятное. Это то, что из области, которая не вписывается ни в какие ни в религии, там, ни там, ни в буддийские, ни в иудейские, ни христианские там, и так далее.

Собаки ходят, куда хотят.

Смотрите также