Подборка лучших высказываний, афоризмов и цитат про театр по мнению зацитачено.ru. Надеемся что, среди подобранных нами жизненных высказываний, вы найдете нужную мысль.

Есть люди, которые до сих пор не поняли одну из основных тайн театра: там нельзя произносить слово «который». Слова «который», «между тем как» и тому подобные можно без затруднения произнести, но их нельзя сыграть.
Я иду в театр, чтобы развлечься. На сцене мне не нужны изнасилования, содомия, кровосмешение и наркотики. Все это я могу получить у себя дома.
— Послушай, что вы с Молли делаете сегодня вечером?
— Мы идём в театр на премьеру балета «Леди Макбет». Ей нравятся парни в трико!

Театр — это искусство отражат.

Спектакль подобен акту страстной любви, где ты — мужчина, а публика — женщина, которую надобно довести до экстаза. Не сумел — она останется неудовлетворённой и сбежит к более пылкому любовнику. Но коли преуспел, она пойдёт за тобою на край света.
— А что будет в конце спектакля?
— В конце будет хорошая заварушка. Ты что, никогда не бывал в театре?
По театральным понятиям, если пьеса быстро сошла со сцены, то это потому, что она провалилась и никуда не годится; если же выдержала много спектаклей, то потому, что это халтура, угождающая низменным вкусам.
Сценичность я понимаю совсем не в нагромождении эффектов, а в том, чтобы происходящее на сцене трогало и вызывало сердечное участие зрителей.
Многие женщины являются на спектакли только для того, чтобы самим обратиться в зрелище.
Наша жизнь — это далеко не театр. Это сплошной цирк, и мы в роли главных клоунов. И каждый кривляется по-своему. (Александр Свияш)
Актер в обыденной жизни должен помнить, что он будет публично выступать в художественном зрелище.
Артист — это донор. Именно донор, который отдает себя, не требуя вознаграждения.
Я не признаю слова «играть». Играть можно в карты, на скачках, в шашки. На сцене жить нужно.
Лучший момент любого спектакля — сразу после поднятия занавеса и прежде чем в зале успели кашлянуть.
Актеры играют тем лучше, чем хуже пьеса.
Я была вчера в театре. Актеры играли так плохо, особенно Дездемона, что когда Отелло душил её, то публика очень долго аплодировала.
Жизнь как пьеса в театре: важно не то, сколько она длится, а насколько хорошо сыграна.
Театр для меня не цель, а средство познания жизни и себя.
Режиссерская работа несовместима с актерской: актер провалится, если будет критически смотреть на своих партнеров.
…Поверьте, что настоящий актёр сумеет и в жизни сделать то, что показывает на сцене.
Если пьеса плоха, ее никакая игра не спасает.
Люди должны понимать, что в этом театре человеческой жизни зрителями могут быть только Бог и ангелы
В антрактах можно услышать почти столько же глупостей, сколько со сцены.
В жизни нет сюжетов, в ней все смешано — глубокое с мелким, великое с ничтожным, трагическое со смешным.
Лучше всего, вероятно, была бы пьеса без автора, без текста, да, пожалуй, и без актеров, потому что все это только мешает успеху режиссуры.
В театр приходят не смотреть слезы, а слушать речи, которые их исторгаю.
Хоть театр выручает. Пародия всё-таки лучше, чем ложь: она не так далека от истины, которая в ней обыгрывается.
Можно смонтировать фильм, можно что-то вырезать в передаче, при современной технике все можно. Единственно, чего нельзя, — это обмануть зрителя в театре.
Нельзя ставить на сцене заряженное ружье, если никто не имеет в виду выстрелить из него.
Я люблю ходить в театр. Там меня никто не беспокоит. Меня там даже не всегда узнают.

Мастерство – это когда “что” и “как” приходят одновреме

Дыхание зрительного зала, живую реакцию не заменить ничем.
Жизнь — как пьеса; не то важно, длинна ли она, а то, хорошо ли сыграна.
Есть пьесы настолько слабые, что никак не могут сойти со сцены.
Если называть вещи своими именами, то наиболее цельные, значительные и благородные роли в Театре Жизни исполняются актерами-любителями и вызывают у зрителя лишь ленивую зевоту.
Кажется, я впервые задумался об актерском мастерстве в восемь лет, когда на утреннике играл жопу дракона. Дракон был длинный, и нас было двое — я и еще один парень. Ему достались голова и все родительские аплодисменты. А я сидел в жопе и думал: «Так вот что такое быть актером».
Жизнь в театре — всего лишь один сезон, а сезон — это целая жизни
Не будьте естественны, — говорил он актерам. — На сцене не место этому. Здесь всё — притворство. Но извольте казаться естественными.
Земля — это огромный театр, в котором одна и та же трагедия играется под различными названиями.
Если бы смысл театра был только в развлекательном зрелище, быть может, и не стоило бы класть в него столько труда. Но театр есть искусство отражать жизнь.
Давайте сходим в театр! Это же та самая пустая трата времени, которой мне так не хватает.
Весь мир — театр, мы все — актеры поневоле, Всесильная Судьба распределяет роли, И небеса следят за нашею игрой.
Жизнь есть театр, и в нем больше всего раздражают суфлеры.
Если театр посвящает себя исключительно классическому репертуару и совсем не отражает в себе современной жизни, то он рискует скоро стать академически-мертвым.
Театр – не отображающее зеркало, а увеличивающее стекло.

Для хороших актеров нет дурных ролей.

После очередного спектакля, уже в гримёрке, глядя на цветы, записки, письма, открытки, Раневская нередко замечала:
— Как много любви, а в аптеку сходить некому…
Приходят посмотреть, приходят, чтобы и на них посмотрели.
Хороший актер может, как мне представляется, прекрасно сыграть самые глупые вещи и тем усилить их вредное влияние.
Кино – искусство монтажа. А вот в театре ты творец. Ты властелин. Театр – это магия!
Что такое Вселенная? Это большой театр. А театру нужна публика. Мы — публика. Жизнь на Земле создана затем, чтобы свидетельствовать и наслаждаться спектаклем. Вот зачем мы здесь. А если вам не нравится пьеса — выметайтесь к черту!
В театре меня любили талантливые, бездарные ненавидели, шавки кусали и рвали на части.
Актер должен заставить публику забыть о существовании автора, о существовании режиссера и даже о существовании актера.
Люди с хроническим кашлем ходят в театр и лишь немногие в больницу!
У каждого своя пьеса. Иногда удается посмотреть кусочек из чужой — но всегда только кусочек.
Театр — это такая кафедра, с которой можно много сказать миру добра.
Любовь хороша в книгах, в театре и кино, а жизнь — не театр. Здесь пьеса пишется сразу набело, репетиций не бывает: все по-настоящему! И суфлер из будки не выглядывает, подсказок не дает, что дальше говорить, как действовать. Самому надо принимать решения, быть и автором, и режиссером, и актером, и гримером.
Фарс действительности зачастую можно передать на сцене лишь трагедией.
Есть два способа живо заинтересовать публику в театре при помощи великого или правдивого. Великое захватывает массы, правдивое подкупает отдельных лиц.
Я считаю, что играть роль — значит, как можно дальше уйти от самого себя. Взять отпуск от своей собственной личности. Стать другим, войти в кожу другого человека.
Насколько живое воспроизведение действует сильнее, чем мертвая буква и холодный пересказ, настолько сцена производит более глубокое и длительное впечатление, чем мораль и законы.
Единственный царь и владыка сцены — талантливый артист.
Театр развертывает перед нами панораму человеческих страданий. Театр искусственно вводит в сферу чужих бедствий и за мгновенное страдание награждает нас сладостными слезами и роскошным приростом мужества и опыта.
Актёр без театра не может существовать.
Театр начинается с вешалки.
Будь у каждой пьесы в самом деле счастливая развязка, эти сочинения вызвали бы у меня недоверие.
Спектакль прошел на «ура», а вот публика провалилась…
Актера нельзя воспитать и обучить, если не воспитать в нем человека.
Спеши развить и украсить собственный характер, затем что тебе предстоит жить, словно в театре, на глазах у зрителей.
Если в первом акте на сцене висит ружье, то в последнем оно должно выстрелить.
Я не знаю профессии, которая требовала бы более изысканных форм и более чистых нравов, чем театр.
Когда общество не имеет идеалов — театр ему не нужен.
— А ты любишь театры?
— Никогда там не был. Но мне всегда нравилась сама идея театра. Весь мир — лишь шум театра, в нем женщины и мужчины — все из ничего. Я часто думаю, что если бы не занялся компьютерами, пошел бы в театр.
— Но ты не видел ни одного спектакля?
— Нет.
— А почему?
— Мне это не интересно.
Все то, что чувствует наша душа в виде смутных, неясных ощущений, театр преподносит нам в громких словах и ярких образах, сила которых поражает нас.
Видишь ли, театр — забавная вещь. У публики память короткая.
Хороший актер может, как мне представляется, прекрасно сыграть самые глупые вещи и тем усилить их вредное влияние.
На сцене человек должен быть на ступеньку выше, чем в жизни.
Если на театре ставится только классика, знайте – театр умер.
Я люблю сцену, на ней все гораздо правдивее, чем в жизни.
Все театры советую положить в гроб. Наркому просвещения надлежит заниматься не театром, а обучением грамоте.
Люди должны знать: в театре жизни только Богу и ангелам позволено быть зрителями.
Бессмертно вещество, одни лишь формы тленны. Господний мир — театр. В него бесплатный вход, и купола навис вверху небесный свод.
Мы никогда не должны забывать, что театральные подмостки служат всенародной школой.
Кино – это такая же работа, как и театр, только приносит больше денег.
Театр наказует тысячи пороков, оставляемых судом без наказания, и рекомендует тысячи добродетелей, о которых умалчивает закон. Театр вытаскивает обман и ложь из их кривых лабиринтов и показывает дневному свету их ужасную наружность.
Театр — высшая инстанция для решения жизненных вопросов.
Когда душа видит сны, она — театр, актеры и аудитория.
Если в театре не существует тайная группа актёров, которая не мечтает отколоться и создать свой театр, то это очень плохой театр, у него нет будущего.
Для детей нужно играть так же, как для взрослых, только еще лучше.
У каждого человека под шляпой — свой театр, где развертываются драмы, часто более сложные, чем те, что даются в театрах.
Я смотрю на полки и ужасаюсь: кого, кого мне придётся инсценировать завтра? Тургенева, Лескова, Брокгауза-Ефрона? Островского? Но последний, по счастью, сам себя инсценировал, очевидно, предвидя то, что случится со мною в 1929-1931 гг.
Если бы в наши дни воскрес древний грек, то его чаще можно было бы встретить в цирке, чем в театре.
Мы ненавидим театральность в театре, но любим сценичное на сцене. Это огромная разница.
Весь мир — театр. В нем женщины, мужчины — все актеры. У них свои есть выходы, уходы, И каждый не одну играет роль.
Театр — не зеркало, а стекло.
Единственный царь и владыка сцены — талантливый артист.
Знаете, какая разница между игрой на сцене и игрой в кино? Играть — все равно что ходить по канату. На сцене канат натянут высоко-высоко. Брякнешься — так брякнешься по-настоящему. В кино канат лежит на полу.
Театральные слезы отучают от житейских.
Если бы смысл театра был только в развлекательном зрелище, быть может, и не стоило бы класть в него столько труда. Но театр есть искусство отражать жизнь.
Самых хороших и самых плохих актеров мы видим отнюдь не на сцене.
Все то, что чувствует наша душа в виде смутных, неясных ощущений, театр преподносит нам в громких словах и ярких образах, сила которых поражает нас.
В провинции окно заменяет театр и прогулки.
Театр наказует тысячи пороков, оставляемых судом без наказания, и рекомендует тысячи добродетелей, о которых умалчивает закон… Театр вытаскивает обман и ложь из их кривых лабиринтов и показывает дневному свету их ужасную наружность. Театр развёртывает перед нами разнообразную панораму человеческих страданий. Театр искусственно вводит нас в сферу чужих бедствий и за мгновенное страдание награждает нас сладостными слезами и роскошным приростом мужества и опыта… Всё то, что чувствует наша душа в виде смутных, неясных ощущен.
Есть два способа живо заинтересовать публику в театре: при помощи великого или правдивого. Великое захватывает массы, правдивое подкупает отдельных лиц.
Публика ходит в театр смотреть хорошее исполнение хороших пьес, а не самую пьесу, пьесу можно и прочесть.

Слишком многие драматурги не понимают своей роли на сцене.

Театр — это такая кафедра, с которой можно много сказать миру добра.
Мы никогда не должны забывать, что театральные подмостки служат всенародной школой.
Он ей очень нравился. Она позвонила ему и сказала, что у неё есть два билета в театр. Билеты сейчас дорогие.
Он пошёл с ней. У театра она сказала, что пошутила, что нет у неё никаких билетов. Он честно сказал: «Вас сейчас оставить или проводить куда?» Она сказала: «Оставьте сейчас». И он ушёл. А билеты у неё, конечно, были…
Театр сильнее всего воздействует тогда, когда он делает нереальные вещи реальными. Тогда сцена становится перископом души, позволяющим заглянуть в действительность изнутри.
Все то, что чувствует наша душа в виде смутных, неясных ощущений, театр преподносит нам в громких словах и ярких образах, сила которых поражает нас.
Весь мир — театр, а люди в нем актеры»… Жаль, главных ролей мало. Большинству достается массовка.
Что же такое театр? О, это истинный храм искусства!
Много речей за всю историю человечества уже сказано про театр. Цитаты о нем подчеркивают неоспоримую важность быть открытым, иметь доверительные отношения с окружающими. Но не всегда все получается гладко. На жизненном пути встречаются определенные трудности. Окружающие порой оказываются недобросовестными, могут навредить или начать раздражать.
Уходя со сцены, не забудь выйти из образа.
Натурализм в некоторых театрах необычайный! Даже запах портянок доносится со сцены. Только люди недостоверны
Уйми в коленях дрожь, и на колени встанет зритель.
Чуства, если разобраться, существуют либо в самой глубине человека, либо на поверхности. На среднем же уровне их только играют. Вот почему весь мир — сцена, почему театр не теряет своей популярности, почему он вообще существует, почему он похож на жизнь, а он похож на жизнь, хоть и является в то же время самым пошлым и откровенно условным из искусств.
Хорошие декорации для любителей – спасение. Сколько актёрских грехов прикрывается живописностью, которая легко придает всему спектаклю художественный оттенок! Недаром же так много актёрских и режиссёрских бездарностей усиленно прячутся на сцене за декорации, костюмы, красочные пятна, за стилизацию, кубизм, футуризм и другие «нэмы», с помощью которых стараются эпатировать неопытного и наивного зрителя.
Театр для актера — храм. Это его святилище! Твоя жизнь, твоя честь — все принадлежит бесповоротно сцене, которой ты отдал себя. Твоя судьба зависит от этих подмостков. Относись с уважением к этому храму и заставь уважать его других, священнодействуй или убирайся вон.
В театре и кино есть только одно сходство. И там, и там — желательно знать текст и говорить друг за другом. Все остальное — различия.
Каждый зритель приносит в театр свою собственную акустику.
Порой наименьшее удовольствие в театре получаешь от пьесы. Я не раз видел публику, которая была интереснее актеров, и слышал в фойе диалог, превосходивший то, что я слышал со сцены.
Красивые женщины всегда уходят из театра до того, как опускается занавес.
Театр поучает так, как этого не сделать толстой книге.
Есть два способа живо заинтересовать публику в театре: при помощи великого или правдивого. Великое захватывает массы, правдивое подкупает отдельных лиц
Театр должен просвещать ум. Он должен наполнять светом наш мозг.
Я недавно был в театре, и вы замечали, что в театр ходят в основном самые кашляющие люди в стране? Как не придешь, там постоянно бронхиальный фестиваль и торжество астмы.
Красиво не то, что по-театральному ослепляет и дурманит зрителя. Красиво то, что возвышает жизнь человеческого духа на сцене и со сцены, то есть чувства и мысли артистов и зрителе
Пьеса и «роль» для актера — только «текст». От «текста» же до «игры» — расстояние громадное.
Чтобы театр мог воздействовать на жизнь, он должен быть сильнее, интенсивнее повседневной жизни.
Наша жизнь — это далеко не театр. Это сплошной цирк, и мы в роли главных клоунов. И каждый кривляется по-своему.
Я жила со многими театрами, но так и не получила удовольствия.
На сцене театра человек должен быть на ступеньку выше, чем в жизни.
Играть роль не сложно. Оставаться собой — вот где искусство.

Театральный критик — это человек, который ошарашивает д

Есть место, где уродство обретает грацию, где отвратительное может стать прекрасным, где и наглость не порицается, а воспевается, и это место — театр.
Театр не отображающее зеркало, а — увеличительное стекло.
Если говорить о форме, — прообразом всех искусств является искусство музыканта. Если говорить о чувстве — искусство актера.
В театре на постоянную должность может рассчитывать лишь один человек — ночной сторож.
Бывает так, что в жизни женщина ничего из себя не представляет, а как выйдет на сцену — глаз нельзя отвести.
Не страдай о театре. Ты бы всё равно не смогла всю жизнь говорить чужие слова…
Весь мир — театр, мы все — актеры поневоле,
Всесильная Судьба распределяет роли,
И небеса следят за нашею игрой!
Если двое разговаривают, а третий слушает их разговор, – это уже театр.
В человеке, который превратил свою жизнь в театр, так легко ошибиться. Не стоит доверять его искренности.
Вам надо перестать смешивать две вещи — умение ценить и понимать роли, даже целые пьесы, и способность воплощать их в игре… Между актером и автором отношение примерно такое же, как между плотником или каменщиком и архитектором. Им не обязательно понимать.
Можно сняться в тысяче фильмов, самых популярных, но настоящим актером ты станешь только в театре. Лишь на сцене можно понять, чего ты на самом деле стоишь.
Если хотите помочь театру, идите не в актрисы, а в зрители.
У театра великая будущность, как у всего, что имело великое прошлое.
Натурализм в некоторых театрах необычайный! Даже запах портянок доносится со сцены. Только люди недостоверны.

Играй так, чтобы я не видел, что заучено.

Кино — это полная противоположность театру. Фильмы надо смотреть сразу, как только они выходят на экран, потому что потом можно только разочароваться, тогда как на спектакли лучше идти как можно позже, ни в коем случае не в начале ( генеральные — это кошмар, актеры играют хуже обычного, им надо дать время «обкатать» спектакль, а автору — время поправить пару реплик в случае чего). Кино потребляется мгновенно, театру же надо отстояться, как вину.
По театральным понятиям, если пьеса быстро сошла со сцены, то это потому, что она провалилась и никуда не годится, если же выдержала много спектаклей, то потому, что это халтура, угождающая низменным вкусам.
Никогда не забывайте, что театр живет не блеском огней, роскошью декораций и костюмов, эффектными мизансценами, а идеями драматурга. Изъян в идее пьесы нельзя ничем закрыть. Никакая театральная мишура не поможет.
Театр — это не кино, не эстрада, не телевидение. Театр — это не рассказ о любви, это она сама — любовь. И значит, вас двое: ты и зритель.
Наверное, только в кино и на сцене можно все прощать.
Есть два способа живо заинтересовать публику в театре: при помощи великого или правдивого. Великое захватывает массы, правдивое подкупает отдельных лиц.
Весь мир — театр. Но труппа никуда не годится.
Как далеко актеру, который только понимает какое-нибудь место, до актера, который в то же время переживает его!
Пороки, злоупотребления, — они не меняются, но перевоплощаются в тысячи форм, надевая маску господствующих нравов, сорвать с них эту маску и показать их в неприкрытом виде — вот благородная задача человека, посвятившего себя театру.
Жалко выглядит кабаре, которое подражает театру, но еще печальнее видеть театр, бездарно подражающий кабаре.
Если поступить можно по знакомству, то попасть потом в театр, сделать карьеру точно нельзя.
Актеры не любят, когда их убивают во втором акте четырехактной пьесы.
Жизнь — самый лучший театр, да жаль, репертуар из рук вон плох.
Весь мир — театр, а театр — это величайшее, многообразное развлечение!

В театре режиссер — Бог, но актеры, увы, атеисты.

… Ну и лица мне попадаются, не лица, а личное оскорбление! В театр вхожу как в мусоропровод: фальши, жестокость, лицемерие. Ни одного честного слова, ни одного честного глаза! Карьеризм, подлость, алчные старухи!
Разница между театром и кино такая же, как между фортепьяно и скрипкой. Почти невозможно одинаково хорошо играть на обоих этих инструментах.
Хочется, чтобы зритель с помощью спектакля, с помощью театра еще раз пережил смерть Пушкина, утрату. Когда переживаешь утрату человека со слезами на глазах — приближаешь его к себе. И Пушкин становится не запыленным томиком стихов, не «двойкой» по школьному сочинению, не памятником, а живым и близким человеком, за которого переживаешь.
Говорят, что вся наша жизнь — театр, ну раз так, то тогда любовь — это её лучший спектакль.
Для детей нужно играть так же, как для взрослых, только еще лучше.
Публика ходит в театр смотреть хорошее исполнение хороших пьес, а не самую пьесу: пьесу можно и прочесть.
Мы можем отдавать только то, что в нас есть, не больше, правда? А на сцене я уже не я, или, может быть, точнее, там сменяют друг друга разные «я». Наверно, в каждом из нас намешанно множество всяких «я», согласны? Для меня театр — это прежде всего разум, а уж потом чувство. Разум раскрепощает и оттачивает чувство. Надо ведь не просто плакать, или кричать, или смеяться, а так, чтобы зрители тебе поверили. Знаете, это чудесно. Мысленно представить себя совсем другим человеком, кем-то, кем я стала бы, сложись все по-другому. В этом весь секрет. Не превращаться в другую женщину, а вживаться в роль и судьбу, как будто моя героиня и есть я. И тогда она становится мною.
Мне плевать на 3D. Серьезно. Хотите объемных фигурок — идите в театр.
Единственное искусство, о котором может судить публика, это искусство театра. Отдельный зритель, а уж особенно критик, несет чепуху, но все вместе правы. В литературе — наоборот.
Если театр посвящает себя исключительно классическому репертуару и совсем не отражает в себе современной жизни, то он рискует скоро стать академически мертвым.
Если путём упражнений актёр мог получить дар перевоплощения, то естественно, что в каждом спектакле каждый из актёров должен вызвать у зрителя полную иллюзию. Играть все должны так, чтобы зритель забыл, что перед ним сцена…
Длительная связь с женщиной возможна, только если с ней вместе можно смеяться в театре. Если можно вместе молчать. Если можно вместе грустить. Иначе все идет к черту.
Красиво не то, что по-театральному ослепляет и дурманит зрителя. Красиво то, что возвышает жизнь человеческого духа на сцене и со сцены, то есть чувства и мысли артистов и зрителей.
Грубые заурядные умы выносят из чтения лишь бледное, незначительное удовольствие. Театр, напротив, изображает все, ничего не оставляя воображению: вот почему он вполне удовлетворяет большинство.

Сниматься в кино после игры в театре – восемь раз в нед

Театр наказует тысячи пороков, оставляемых судом без наказания, и рекомендует тысячи добродетелей, о которых умалчивает закон. Театр вытаскивает обман и ложь из их кривых лабиринтов и показывает дневному свету их ужасную наружность. Театр развертывает перед нами панораму человеческих страданий. Театр искусственно вводит в сферу чужих бедствий и за мгновенное страдание награждает нас сладостными слезами и роскошным приростом мужества и опыта.
Это не театр, а дачный сортир. В нынешний театр я хожу так, как в молодости шла на аборт, а в старости рвать зубы. Ведь знаете, как будто бы Станиславский не рождался. Они удивляются, зачем я каждый раз играю по-новому.
Пожар начался в театре за кулисами. Клоун вышел на сцену, чтобы предупредить зрителей об опасности. Они решили, что это шутка и начали аплодировать. Клоун с мольбой повторил предупреждение — в зале началась овация. Возможно и наш мир окончится так же: под аплодисменты зрителей, считающих, что это всего лишь шутка.
Героическая эпоха нашей жизни требует и актера другого. В каждом артисте, слуге своего государства, любящем сыне своей Родины, должна быть та сила отрешения от личного, которая учит подниматься к героическому напряжению духа.
Из театра я не уйду никогда, я просто не могу без него существовать.
Так бывает довольно часто: главную трудность представляет не главная роль.
Актёр должен быть театральным. Его чувства и их выражение должны быть сильнее, чем чувства и их выражение у зрителя, для того чтобы достичь желаемого воздействия на зрителя. Чтобы театр мог воздействовать на жизнь, он должен быть сильнее, интенсивнее повседневной жизни. Таков закон тяготения. При стрельбе нужно целиться выше цели.
Если у вас есть слезы, приготовьтесь пролить их.
Тот режиссер, который не видит всего лица спектакля, не имеет права прийти к актерам.
Весь мир – театр. Но пьеса поставлена плохо.
Весь мир — сцена, но спектакль выходит скверный, ибо роли распределены из рук вон плохо.

Смотрите также