Подборка лучших высказываний, афоризмов и цитат серийных убийц по мнению зацитачено.ru. Надеемся что, среди подобранных нами жизненных высказываний, вы найдете нужную мысль.

Быть серийным убийцей не просто. Нужно быть очень осторожным. Но если ты богат, знаменит и любим, люди готовы закрыть глаза практически на всё. Всегда есть тот, кто уже на грани, и его смерть ни у кого не вызовет подозрений в убийстве, потому что проще списать это на что-то ещё.
Да, я раскаиваюсь, но я даже не уверен, так ли глубоко мое раскаяние, как должно быть. Я всегда удивлялся, почему я не испытываю более глубокие эмоции. Даже не знаю, могу ли я испытывать нормальные эмоции или нет.
— Я тебя застрелил, перерезал горло, мы тебя закопали.
— И все же, я здесь.
— Почему ты до сих пор жив?
— Я ем человеческие мозги и это делает меня…
— Каннибалом?
— Технически, наверное. Но, это не то слово, которое я искал. Я ем человеческие мозги, я несокрушимый и поэтому я…
— Серийный убийца?
Жить как вы — вот преступление перед жизнью. Жизнь от таких отворачивается и посылает таких, как я.
Весь мир провонял, кругом одно дерьмо. Единственный ответ на зло — это зло. Люди ничего другого не понимают. Только зло. Сожги человеку сарай — это он поймет. Отрави его собаку. Убей его.
Нам пришла идея ездить по стране и убивать людей, которые ездят по стране и убивают людей, такие серийные убийцы серийных убийц!
Мы никогда не поймем тех, кто убивает ради забавы. Но, наверное, этим они нас и восхищают. Мы читаем об их свершениях из любопытства, наше восхищение ужасами — делает их нереальными. Но правда в том, что на убийство способен каждый. И главный вопрос — как мириться с собой после этого?
В большинстве своем серийные убийцы любят присутствовать в момент смерти жертвы – в этой минуте и заключается весь смысл. Им нужно видеть, как гаснут глаза жертвы. Тогда их эго взлетает до небес, и они ощущают себя выше Бога.

— Серийные убийцы едят своих жертв. А Кайл Олбридж — ве

У всех нас есть сила в руках для того, чтобы убить, но большинство боится ее использовать.
никогда не был уличён в чём-либо более серьёзном, чем бегство из похоронной комнаты без разрешение.
Даже когда она была мертва, она все еще скулила. Я не мог заставить ее заткнуться!
У меня нет родителей, поэтому я не умею любить людей.
— Не могу поверить, что он убийца. Удивительно, как просто скрыть от людей свою настояющую сущность.
— Не так уж и просто.
Если хотите узнать охотника — изучите его добычу.
Да, я раскаиваюсь, но я даже не уверен, так ли глубоко мое раскаяние, как должно быть. Я всегда удивлялся, почему я не испытываю более глубокие эмоции. Даже не знаю, могу ли я испытывать нормальные эмоции или нет.
После первого раза он сел и поклялся себе, что больше никогда не будет делать ничего подобного.
— Как поймать серийного убийцу?
— Как любого другого убийцу.
— Нет… Ведь обычно убивают тех, с кем знакомы. Поиск убийцы ограничен небольшой социальной группой. <…> Серийные убийцы выбирают своих жертв случайно. Это всё сильно усложняет.
— Часто они себя выдают.
— Неужели?
— Серийные убийства — это проявление власти, эго. Скрывая потребность убивать, эти преступники испытывают непреодолимое желание быть на виду.
Я чувствую себя посторонним. Я не на той волне, что и все остальные — я запрограммирован на убийство.
Вы меня знаете — я человек семейный. Ну очень семейный. Дайте мне отрубить головы целой семье, и счастья у меня будут просто полные штаны.
Психология серийных убийц представляет собой отвратительную смесь психических расстройств и дьявольской хитрости, поэтому бывает трудно понять, когда их странное поведение в зале суда объясняется болезненным состоянием, а когда они просто разыгрывают спектакль.
Убить кого-нибудь — также просто, как выйти за дверь. Когда мне хотелось убить, я просто шел и находил жертву.
Мне было горько смотреть на этот мир. Я ненавидел все. Мне ничего не нравилось. Я испытывал такую горечь и злость, какие только могут существовать на свете.
Мое племя — это люди из вашего общества, — вы их выбросили, а я подобрал. Это вы народили своих детей. Это вы сделали из них то, чем они стали… Вам давно пора оглянуться на самих себя. Вы живете лишь ради денег. Но ваш конец близок. Вы сами убиваете себя…
Он пришел в ужас, осознав то, что сделал это, осознав, что он способен делать такие вещи или даже просто способен думать о такого рода вещах… его сознание прояснялось на некоторое время, но затем это снова поглощало это. После первого раза он сел и поклялся себе, что больше никогда не будет делать ничего подобного.
Большинство людей ошибочно полагают, что серийные убицы интроверты. Это в корне неверно. Среди них есть такие, которым свойственен изощрённый ум. Это общительные и речистые люди. Они выдающиеся лжецы.
Быть серийным убийцей не просто. Нужно быть очень осторожным. Но если ты богат, знаменит и любим, люди готовы закрыть глаза практически на всё. Всегда есть тот, кто уже на грани, и его смерть ни у кого не вызовет подозрений в убийстве, потому что проще списать это на что-то ещё.
Психология серийных убийц представляет собой отвратительную смесь психических расстройств и дьявольской хитрости, поэтому бывает трудно понять, когда их странное поведение в зале суда объясняется болезненным состоянием, а когда они просто разыгрывают спектакль.
Иногда я чувствую себя вампиром.
Я не знаю, что заставляет людей искать друзей. Я не знаю, что влечет людей друг к другу. Мне не знакомы основанные на лжи социальные взаимоотношения,” – заявил маньяк на суде.
Серийный убийца является результатом обстоятельств. И возникает он словно по рецепту: нищета, наркотики, насилие… Ну знаете, все те вещи, которые вносят свой вклад в формирование личности и влекут за собой гнев и разочарование. И затем в какой-то момент жизни он просто взрывается.
Я не знаю, что заставляет людей искать друзей. Я не знаю, что влечет людей друг к другу. Мне не знакомы основанные на лжи социальные взаимоотношения.
Если бы нам надо было опасаться только серийных убийц — мир был бы вполне комфортным местом. Серийные убийцы — это признак того, как думают все социопаты, даже те, кто никогда никого не убивал и не убьёт… своими руками.
Я никогда точно не знала, с кем имею дело. Они так дружелюбны, добры и так стремятся помочь в начале нашей совместной работы… Они очаровательны, даже слишком, и харизматичны, как Кэри Грант или Джордж Клуни.
Именно поэтому я хочу убить ее, когда она вернется с работы, — мне не хочется, чтобы она испытала затруднения, которые могут вызвать мои действия…
…что, конечно же, никогда бы не стал делать настоящий убийца. Настоящие убийцы должны выглядеть, как кроткие маленькие бухгалтеры до тех пор, пока не убьют тебя.
Сначала человек убивает что-то в себе, потом он начинает убивать других.
Человечность и душа, которой наделил меня Бог, существовали, но, к сожалению, разбились со временем.
Автор вызвавшей много нареканий книги «Американский психопат» Брет Истон Эллис в действительности весьма точно подметил, что серийный убийца — это симптом «духа времени».
Единственное, за что вы меня можете осудить, так это за оказание ритуальных услуг без лицензии.
Мы никогда не поймем тех, кто убивает ради забавы. Но, наверное, этим они нас и восхищают. Мы читаем об их свершениях из любопытства, наше восхищение ужасами — делает их нереальными. Но правда в том, что на убийство способен каждый. И главный вопрос — как мириться с собой после этого?
Я таков, каким вы меня сделали, и если вы называете меня бешеной собакой, дьяволом, убийцей, то учтите, что я – зеркальное отражение вашего общества.
Мне нравится убивать людей. Это так забавно! Куда забавнее, чем убивать диких зверей в лесу! Потому что человек — самый опасный на свете зверь… Лучше всего будет, когда я умру. Я воскресну в раю, и тогда все, кого я убил, станут моими рабами. Я не назову вам своего имени, потому что вы попытаетесь остановить меня и помешать собирать рабов для загробной жизни.
— В прошлом году я писал о Джеффри Дамере, — пояснил я. — Он был каннибал и хранил отрезанные головы в холодильнике.
— A-а, я вспомнил, — отозвался Макс, и глаза у него потемнели. — Из-за твоих постеров у меня случались кошмары. Это было нечто.
— Кошмары — это еще ладно, — заметил я. — Из-за этих постеров у меня случился психотерапевт.
Но если честно, серийные убийцы смотрят те же телесериалы, что и мы.
— Обычные убийцы — это пьяницы или обманутые мудья, у них есть причины, чтобы убивать.
— А у серийных убийц таких причин нет?
— Убийство — само по себе причина, — сказал я. — Внутри серийного убийцы есть какой-то голод или пустота, и он, убивая, заполняет эту пустоту.
Грабь, насилуй и убивай!
Есть все основания полагать, что серийные убийцы существуют с тех самых пор, когда на земле стало достаточно людей, чтобы убивать их сериями.
Нам хочется понять: почему люди, с виду столь обычные, похожие на каждого из нас, обладают сердцем и разумом чудовища?
В два часа ночи, когда закончилась моя смена, Тед проводил меня до машины и сказал: «Энн, пожалуйста, запри двери, я не хочу, чтобы с тобой случилось что-то плохое по дороге домой». Кто же знал, что я только что просидела взаперти, вероятно, с самым опасным человеком в западных штатах.
Нам пришла идея ездить по стране и убивать людей, которые ездят по стране и убивают людей, такие серийные убийцы серийных убийц!
Очереди бывают разные: тихие и интеллигентные очереди за книгами, шумные и горластые — за водкой, скорбные очереди в больницах или нервные, истеричные — за билетами на вокзале. В очереди к овощному киоску обсуждали недавнее убийство в лесополосе возле станции.
Меня всегда возбуждали убийства и смерть.
Я люблю детей, они вкусные.
— В прошлом году я писал о Джеффри Дамере, — пояснил я. — Он был каннибал и хранил отрезанные головы в холодильнике. — A-а, я вспомнил, — отозвался Макс, и глаза у него потемнели. — Из-за твоих постеров у меня случались кошмары. Это было нечто. — Кошмары — это еще ладно, — заметил я. — Из-за этих постеров у меня случился психотерапевт.
Я ненавижу весь проклятый человеческий род, включая себя самого.
Есть все основания полагать, что серийные убийцы существуют с тех самых пор, когда на земле стало достаточно людей, чтобы убивать их сериями.
Суицид для серийного убийцы — навязчивая мысль, которая, вероятно, не оставляла его с самого детства. Он приучается к ней, она делается для него вполне обыденной, представляя собой выход, который имеется под рукой в любую минуту.
Блажен человек, направляющий своего сына на путь истинный, в коем он будет восхищен бичеванием.
Первый раз я убил случайно. Во второй, у человека было много денег, а я был ревнив.
Я убивал людей для того, чтобы познать себя. Человек — это игрушка. Пусть о моих деяниях узнают все.
Иисус Христос пришел в мир, чтобы спасти грешников, из которых я самый страшный.
Я самый хладнокровный сукин сын, которого вы когда-либо встречали.
Я никогда точно не знала, с кем имею дело. Они так дружелюбны, добры и так стремятся помочь в начале нашей совместной работы… Они очаровательны, даже слишком, и харизматичны, как Кэри Грант или Джордж Клуни.
Серийный убийца процветает среди покойников; они оказываются ему лучшей компанией, нежели живые люди. В сущности, он и сам в душе — мертвец.
Серийные убийства не имеют ни географических, ни исторических границ.
— Представь, что в город приезжает новый автор комиксов. — Здорово, — отозвался Макс. — Точно, — продолжал я. — И он работает над новой книгой, а ты хочешь узнать, что это будет. Здорово? — Я же только что сказал, — ответил Макс. — Ты бы все время думал об этом и пытался угадать, что он делает, сравнивал бы свои догадки с догадками других, и тебе бы это нравилось. — Конечно. — Вот так и со мной, — сказал я. — Новый серийный убийца — это как автор комиксов, работающий над новой книгой прямо здесь, в городе, и я пытаюсь его вычислить.
Когда-нибудь мне придется сказать ей об Эдде Гейне. В детстве мать одевала его как девочку. Большую часть своей взрослой жизни он убивал женщин и делал одежду из их кожи.
Бог дарует убийцам пластичные лица. Мы часто кажемся слабыми и глупыми; пройдя на улице мимо Потрошителя, никто бы не подумал: «Этот малый выглядит так, будто вчера на ужин съел почку девчонки».
Она убивала не ради любви и не ради денег, ей нравилось убивать…
Пока Альма смотрела на остатки своего уничтоженного сада, её наполняло глубокое горе, какого она ещё не знала. Но очень скоро горе превратилось в ярость. Альма на мгновение задумалась как ей наказать Риту. А затем эта кроткая неуклюжая мышка вспомнила, что она замужем за серийным убийцей.
Оставаясь непойманными, серийные убийцы нередко накладывают на себя руки. Таков финал жизни, полной глубочайшего отчаяния и безнадежности.
… серийные убийцы мыслят не так, как нормальные люди. Все их действия продиктованы фантазиями. Именно они и управляют их поступками. Что нам кажется безумием, для них – вполне оправданно, потому что соответствует их фантазии.
Люди хотели объяснения такого же значительного и эффектного, как и сами убийства. Но истина была еще более кошмарной: настоящий ужас вызывают не гигантские монстры, а маленькие, безобидные с виду люди.
Высшая мера наказания никогда не останавливала убийцу. Большинство из нас готовы принять смерть. Но попробуйте сказать человеку, что он больше не насладится холодным светлым пивом! Я поклялся, что скорее умру и останусь мертвым, чем вернусь в заключение.

Я не хотел причинять им боль. Я просто хотел их убить.

Ты чувствуешь, как последнее дыхание жизни уходит из тела. Ты смотришь в глаза своей жертвы. Человек в такой ситуации — просто Бог.
Пожалуй, [серийных убийц] хватало в любые времена. Просто тогда не существовало телевидения, чтобы донести шокирующие новости в каждый дом. Для меня самое страшное то, что маньяки — обычные люди, они не прилетели к нам с Луны. И даже Гитлер был человеком, его родила совершенно нормальная женщина. Но почему они становятся такими, отчего это происходит?
Вот это и есть проблема. В каждом из нас уживаются добро и зло. Главное — чтобы зло не стало преобладать.
Еду как-то в трамвае, смотрю – номер 52. Думаю – вот и у меня 52 трупа.
Подумаешь! Смерть — повсюду. Увидимся в Диснейленде.
Мы, серийные убийцы, — ваши сыновья, мы — ваши мужья, мы повсюду. И завтра умрет еще больше ваших детей.
…разрушение составляет смысл жизни серийного убийцы! Излюбленная мишень его — другой человек, но если рядом не оказывается подходящей жертвы, то вполне сгодится и неодушевленный предмет. Поджечь пару-тройку домов — вот способ для серийного убийцы удовлетворить страсть к разрушению.
Он пришел в ужас, осознав то, что сделал это, осознав, что он способен делать такие вещи или даже просто способен думать о такого рода вещах… его сознание прояснялось на некоторое время, но затем это снова поглощало это.
Когда-нибудь мне придется сказать ей об Эдде Гейне. В детстве мать одевала его как девочку. Большую часть своей взрослой жизни он убивал женщин и делал одежду из их кожи.
Да, я раскаиваюсь, но я даже не уверен, так ли глубоко мое раскаяние, как должно быть. Я всегда удивлялся, почему я не испытываю более глубокие эмоции. Даже не знаю, могу ли я испытывать нормальные эмоции или нет.
Если ребенку, едва научившемуся ходить, дать в руки фарфоровую вазу, он тут же разобьет ее на мелкие кусочки. Точно так же ведут себя и серийные убийцы. Им нравится все ломать. И человеческие существа для них — это просто хрупкий предмет, вполне подходящий, чтобы разобрать его на части ради собственного удовольствия.
Я просто крайне злой человек, или это какой-то вид сатанинского влияния, или что? Я не знаю. У меня нет идей по этому поводу.
У меня не было проблемного детства. У меня было все, что нужно, и даже больше. То, что твои родители в разводе, не означает, что у тебя “проблемное детство”.
Я всеми силами пытался установить с ними тесные взаимоотношения. И когда убивал знал: они теперь ничьи и только мои.
Никто из нас, не святой…
Было бы здорово, если бы кто-то ответил мне, зачем я все это сделал. Что послужило для этого поводом; потому что у меня подходящего ответа нет.
Понимаю, что «неформат», но ничего не могу с собой поделать.
Вовсе неудивительно, что серийные убийцы часто совершают суицид. Чувства отчаяния, ненависти и отвращения к самим себе зарождаются у них еще в детстве — когда их отвратительные родители, постоянно унижая и оскорбляя их, внушают им, что они мусор, гнилые отбросы.
— Обычные убийцы — это пьяницы или обманутые мужья, у них есть причины, чтобы убивать. — А у серийных убийц таких причин нет? — Убийство — само по себе причина, — с
— Я тебя застрелил, перерезал горло, мы тебя закопали. — И все же, я здесь. — Почему ты до сих пор жив? — Я ем человеческие мозги и это делает меня… — Каннибалом? — Технически, наверное. Но, это не то слово, которое я искал. Я ем человеческие мозги, я несокрушимый и поэтому я… — Серийный убийца? — Опять же, технически. А, знаешь, к черту. Я здесь, я зомби.
Первый раз я убил случайно. Во второй, у человека было много денег, а я был ревнив.
Даже если у тебя тридцать трупов в подполе, ничто не мешает иметь отличную гостиную и быть успешным бизнесменом.
Сейчас мы знаем, что освещение трагедии в средствах массовой информации с обилием излишних деталей – например, с превращением в фетиш одежды убийц или предоставлением подробных схем того, как они двигались во время совершения преступления, – вдохновляет на подражания и дает будущим правонарушителям наметки для разработки своих собственных планов.
Вы спрашиваете, зачем я убивал? Ну как вам объяснить… Поймите, для меня жизнь без убийств – как для вас жизнь без еды. Потребность, понимаете? Я чувствовал себя отцом этих людей, ведь я открывал им дверь в другой мир. Я отпускал их в новую жизнь.
Люди, которые убивают слишком много, превращаются в драконов. Они правят землями с денежных гор и летают в высотах своего авторитета. Они становятся такими жестокими, что перестают понимать человеческий язык.
Конечно, я мог бы стать алкашом, заглушать свои жизненные потребности. Но не для этого я изучал философские воззрения всех времен и народов, проходил университеты — жизненные и учебные, чтобы затравить свое сознание.
Я один из немногих, кто действительно понимает, что такое боль и смерть. Я прошел ту же тропу, что и Господь. Отнимая жизни и заставляя других бояться меня, я стал богоподобен. Убивая, я и сам стал Властителем судеб. Моя собственная сила даровала мне искупление.
Убийство — это убийство вне зависимости от того, совершается ли оно по обязанности, для выгоды или удовольствия.
Серийные убийства не имеют ни географических, ни исторических границ.
Серийный убийца является результатом обстоятельств. И возникает он словно по рецепту: нищета, наркотики, насилие… Ну знаете, все те вещи, которые вносят свой вклад в формирование личности и влекут за собой гнев и разочарование. И затем в какой-то момент жизни он просто взрывается.
Я просто крайне злой человек, или это какой-то вид сатанинского влияния, или что? Я не знаю. У меня нет идей по этому поводу. А у вас?
Я могу убить человека, расчленить его тело и успеть домой к шоу Летермана, но я понятия не имею, что делать, если моя девушка чувствует себя неуверенно.
Проблема серийных убийц не столько криминалистическая, сколько антропологическая. Это означает, что мы до сих пор не можем понять, как человек в принципе способен получать удовольствие от убийства? Ведь в большинстве своем серийные убийцы вменяемы, то есть не сумасшедшие. Более того, маньяки блестяще мимикрируют под нормальных людей: ходят на работу, нежно любят своих жен, воспитывают детей… Тогда почему?
Границы, усвоенные мной в детстве, оказались неспособны удержать меня от того, чтобы выбраться и навредить кому-нибудь.
Серийный убийца процветает среди покойников; они оказываются ему лучшей компанией, нежели живые люди. В сущности, он и сам в душе — мертвец.
Вы могли стать хорошим адвокатом, я был бы рад принять вас на практику, но… Так уж вышло, что вы пошли по другому пути. Это настоящая трагедия для суда — видеть, какая ужасная трата человеческой жизни тут произошла.
Я делал это не ради сексуального удовлетворения. Скорее, это меня несколько умиротворяло.
Сатана входит в людей и заставляет их делать то, чего они не хотят.
Если ребенку, едва научившемуся ходить, дать в руки фарфоровую вазу, он тут же разобьет ее на мелкие кусочки. Точно так же ведут себя и серийные убийцы. Им нравится все ломать. И человеческие существа для них — это просто хрупкий предмет, вполне подходящий, чтобы разобрать его на части ради собственного удовольствия.
Было бы здорово, если бы кто-то ответил мне, зачем я все это сделал. Что послужило для этого поводом; потому что у меня подходящего ответа нет.
Вот иду я по улице, и мне навстречу попадается девушка — с одной стороны красивая и мне хочется с ней познакомиться, провести с ней ночь… Но тут я представляю, как я ей отрезаю голову, выпускаю ей кишки… одним словом, я романтик.
…этот мир не стоит того, чтобы в нем жить.
Клоун может уйти с убийством.
Легенды об оборотнях, скорее всего, и появились из-за серийных убийц. И о вампирах тоже. Люди, которые преследуют и убивают других людей, и есть серийные убийцы. Тогда еще не было психологии, вот и пришлось придумать безумных монстров, чтобы все объяснить.
… серийные убийцы мыслят не так, как нормальные люди. Все их действия продиктованы фантазиями. Именно они и управляют их поступками. Что нам кажется безумием, для них – вполне оправданно, потому что соответствует их фантазии.
Человечность и душа, которой наделил меня Бог, существовали, но, к сожалению, разбились со временем.
Человечность и душа, которой наделил меня Бог, существовали, но, к сожалению, разбились со временем.
Автор вызвавшей много нареканий книги «Американский психопат» Брет Истон Эллис в действительности весьма точно подметил, что серийный убийца — это симптом «духа времени».
Я люблю убивать людей. Мне нравится смотреть как они умирают. Я стрелял им в голову и смотрел на то, как они извиваются и корчатся на земле, а потом вдруг затихают… Или резал их ножом и наблюдал за тем, как их лица становятся абсолютно белыми. Мне нравится вся эта кровь. Однажды я приказал одной дамочке отдать мне все её деньги. Она отказалась. – Что ж, я зарезал её и вырвал глаза.
В данном случае речь идет о психопате, а у них ностальгии не бывает. Они прагматики по своей натуре. Одним словом, когда мы имеем дело с серийными убийцами, я предпочитаю не полагаться на совпадение.
Однажды люди оглянутся назад и скажут, что я дал жизнь двадцатому веку.
Те серийные убийцы, которые концентрируют свою жажду мести на проститутках, почти всегда страдают от личностного нравственного кризиса или дилеммы. С одной стороны, он, возможно, самоуверенно полагает, что у него есть некие права Господа, позволяющие ему карать нарушителей тем способом, который он сам сочтет нужным. С другой же, как шизофреничная личность, он может и не знать о том удовольствии, которое получает от причинения этого божественного возмездия.
Вы не понимаете. Вы не способны на это. Я за гранью вашего понимания. Я за гранью Добра и Зла.
— Я благодарен тебе, Джек. Может, тебе в это трудно поверить, но это так. И знаешь почему? Потому что тебя мне послал Бог. Бродяга, который водит за нос полицию, убивает всех этих женщин, таких беззащитных, увезенных куда-то в глухой лес и жестоко зарезанных там, но судьба дает мне шанс остановить тебя.
— Я не убивал этих женщин.
— Не надо меня убеждать.
Мне всегда хотелось причинять боль другим, и заставлять других причинять боль мне.
У тебя много предпосылок к тому, чтобы ты вел себя как серийный убийца. Я это знаю, думаю даже, что столько предпосылок такого рода я еще не видел ни у одного человека. Но ты должен понимать, что предпосылки — это всего лишь… предпосылки, они говорят о том, что может случиться, но не определяют будущее. Девяносто пять процентов серийных убийц писаются в постели, устраивают костры и мучают животных, но это не значит, что девяносто пять процентов ребятишек, которые делают это, становятся серийными убийцами. Ты сам в состоянии управлять своей судьбой, и именно ты делаешь выбор — ты, и никто другой.
Вы спрашиваете, зачем я убивал? Ну как вам объяснить… Поймите, для меня жизнь без убийств — как для вас жизнь без еды. Потребность, понимаете? Я чувствовал себя отцом этих людей, ведь я открывал им дверь в другой мир. Я отпускал их в новую жизнь.
Может, это идиотизм — думать о таких вещах, типа серийных убийцах и одиночестве и обо всем прочем, не знаю. Может, лучше об этом не знать. Может, лучше просто продолжать верить, что все в порядке, даже когда каждую минуту может случиться что-то по-настоящему страшное.
У всех нас есть сила в руках для того, чтобы убить, но большинство боится ее использовать.
Иногда, я чувствую себя вампиром.

Меня тошнит от вашей дури. За меня отомстят. Внутри все

Мистер Ласк, сэр. Я посылаю вам половину почки, которую я вынул из одной из женщин и сохранил для вас, другой кусок я зажарил и съел, он был очень вкусным. Я могу вам послать окровавленный нож, которым я её вынул, если вы ещё немного подождёте. Поймайте меня, когда сможете, мистер Ласк.
Если бы нам надо было опасаться только серийных убийц — мир был бы вполне комфортным местом. Серийные убийцы — это признак того, как думают все социопаты, даже те, кто никогда никого не убивал и не убьёт… своими руками.
Я таков, каким вы меня сделали, и если вы называете меня бешеной собакой, дьяволом, убийцей, то учтите, что я — зеркальное отражение вашего общества.
У серийных убийц нет совести. Нет морали, нет сомнений, нет сожаления. Я вёл опасный образ жизни. Меня могли застрелить, когда я воровал машины. Убить, когда я грабил людей. Меня ничто не пугает. Когда меня приговорили к смерти, для меня это ничего не значило.
Никогда не думал, сколько в этом мире убийц? У всех есть матери, стало быть, все хотят кого-то убить.
Я – хозяин леса!
У всех нас есть сила в руках для того, чтобы убить, но большинство боится ее использовать.
Серийные убийцы делают в малых масштабах то, что делают правительства — в крупных. Они являются продуктом нашего времени. Кровожадного времени.
Проблема серийных убийц не столько криминалистическая, сколько антропологическая. Это означает, что мы до сих пор не можем понять, как человек в принципе способен получать удовольствие от убийства? Ведь в большинстве своем серийные убийцы вменяемы, то есть не сумасшедшие. Более того, маньяки блестяще мимикрируют под нормальных людей: ходят на работу, нежно любят своих жен, воспитывают детей… Тогда почему? Почему однажды вечером, или днем, или утром такой вот примерный семьянин откладывает кроссворд и отправляется убивать? А раз непонятно, почему, то как можно его найти? По каким признакам? И более существенный для следователей вопрос: как вычислить его следующую жертву среди миллионов таких же нормальных людей?
Нам хочется понять: почему люди, с виду столь обычные, похожие на каждого из нас, обладают сердцем и разумом чудовища?
Суицид для серийного убийцы — навязчивая мысль, которая, вероятно, не оставляла его с самого детства. Он приучается к ней, она делается для него вполне обыденной, представляя собой выход, который имеется под рукой в любую минуту.
Серийные убийцы — это мы, ваши сыновья, ваши мужья, мы — повсюду. И завтра умрет еще больше ваших детей.
Легенды об оборотнях, скорее всего, и появились из-за серийных убийц. И о вампирах тоже. Люди, которые преследуют и убивают других людей, и есть серийные убийцы. Тогда еще не было психологии, вот и пришлось придумать безумных монстров, чтобы все объяснить.
Весь мир провонял, кругом одно дерьмо. Единственный ответ на зло – это зло. Люди ничего другого не понимают. Только зло. Сожги человеку сарай – это он поймет. Отрави его собаку. Убей его.

Я не чувствую, что со мной что-то не так, я это знаю!

Если дверь закрыта, вас там никто не ждёт.
— Я благодарен тебе, Джек. Может, тебе в это трудно поверить, но это так. И знаешь почему? Потому что тебя мне послал Бог. Бродяга, который водит за нос полицию, убивает всех этих женщин, таких беззащитных, увезенных куда-то в глухой лес и жестоко зарезанных там, но судьба дает мне шанс остановить тебя. — Я не убивал этих женщин. — Не надо меня убеждать. Знаешь, почему меня не поймали? Когда провидение дает мне знак, я его распознаю, тут же. <…> Но нужно еще воспользоваться этим шансом. Бродяга, идущий вдоль дороги, не дай ему уйти, подвези его, слегка запудри ему мозги. Ты заставил меня потрудиться. Думаешь, знаешь больше меня о жизни? Я лишь писатель, да? Я покажу тебе реальность. Ты ее создал.
Я хочу задать вам вопрос. Что вас привлекает в человеке? Каким он должен быть? Красивое тело? Приятная улыбка? Длинные ноги? Серийного убийцу привлекают страдания и смерть.

Смотрите также